October 31st, 2009

spectacles

Несовпаденье всех (ну, кроме милиционера)

http://krusenstern.livejournal.com/355921.html
"Недавно, вместо того, чтобы заработать немного денег, выяснял у друзей и знакомых – чем бы они занимались, если б не надо было зарабатывать деньги. Записывал за ними и в ладоши хлопал – до чего же в жизни все хитро устроено. Менеджер по рекламе мечтает быть ресторатором, журналист - дальнобойщиком, продавец – гидом, работник банка – поваром. Только милиционеру, бывшему однокласснику, все нравится.
При этом у менеджера по рекламе диплом агронома, журналист учился на психолога, продавец – на юриста. Работник банка оканчивал музыкальное училище, что-то связанное с хоровым пением. Милиционер служил в армии и принципиально нигде не учился.
Всем за тридцать, у многих семьи, кредиты, некоторые переживают кризис среднего возраста. То есть изменить уже что-то достаточно сложно.
Прямо хочется всплеснуть руками и вопросить: как же так вышло-то? Но, без пафоса, все ж яснее ясного. Где-то родители надавили, где-то сам схалявил. Кто-то учиться пошел за компанию с корешами, а кто-то не понимает, что сейчас делать со своими желаниями. В смысле, как обратить их в любимые деньги."
spectacles

Всё сами, своими руками, никто не просит - просто инициативные люди

"Саратовское издательство "Научная книга" выпустило стихотворный сборник Ирины Конновой "Путинята" раритетным тиражом в 200 экземпляров. Тоненькая книжечка состоит из 21 стихотворения о Путине и подрастающем поколении России ("путинятах"). В сборнике премьер-министр именуется исключительно "дядей".

О самом авторе известно немного. Коннова по образованию топограф, увлекалась литературным творчеством еще в школе. В выходных данных "Путинята" характеризуется как литературно-художественное издание.

"Сборник, изданный на хорошей мелованной бумаге желтого цвета, несет в себе большой положительный заряд, что, несомненно, привлечет широкую читательскую аудиторию и станет настольной книгой и предметом для изучения по внеклассному чтению для детей младшего, среднего и прочего школьного возраста", - дала рецензию на книгу интернет-газета "Четвертая власть".

По непроверенной информации, издание стихов финансировал отдел образования Волжского района Саратова."
http://ibigdan.livejournal.com/5524382.html

Нашей Родиной Россией
Дядя Путин управлял.
"Быть стране великой, сильной", -
Он однажды помечтал.

Только, как без ребятишек?
Маловато их у нас!
Прочитал он много книжек
И издал стране приказ:

"Каждой маме по ребенку?!
Это мало!.. Надо двух!"
И теперь в родной сторонке
Появились детки вдруг.

Много их: Они красивы.
Как цветочки, там и тут.
Малышей теперь в России
ПУТИНЯТАМИ зовут!
geo

(no subject)

Демократия является словом устаревшего языка, на нем больше нельзя говорить общепонятно
Это слово определенного «политического языка», который был доступен в годы социализма – потому что существовал широкий слой «интеллигенции» примерно в четверть или пятую часть населения, который имел общее образование и потому мог иметь общий политический словарь. В этом общем языке существовали понятия, требующие нетривиального обоснования, требующие образования и умения с ними обращаться – и такие понятия, в рамках некоторой не столько политической теории, сколько политического образования – существовали. И тогда. В советские годы, слова о необходимости демократии имели некоторый смысл – у них были противники и сторонники, но был смысл.

После 20 лет существования в постсоветском пространстве пропало то политическое образование, разрушен социальный слой и исчез смысл сложных понятий, которыми с легкостью оперировали четверть века назад. Сейчас понятие функционирует в совершенно ином режиме.

Оно перестало быть ценностно-глубоким и осмысленным термином, стало ярлыком, смысла в котором нет и он означен в основном контекстом. Понятия, имеющие смысл – это те, которые вносят в предложение, их использующее, собственный смысл. А понятия-знаки – без смысла – те, которые в основном определяются контекстом и используются не более чем в экспрессивных целях. Чтобы показать полюса: научный термин и мат.

Был сложный и очень тонкий термин «демократия», имеющий богатое прошлое, входивший в разные политические теории и имевший очень разные смыслы. Упомяну только два, чтобы показать, насколько это разные смыслы: 1) власть народа, власть большинства, подразумевает максимальное согласование с большинством максимального числа актов управляющих инстанций. От выдвижения представителей как технически единственного способа в средние века до компьютерных референдумов на базе технологического общества. 2) осуществляемая через лоббируемых представителей партий смена власти, использующая лишь легальные пути и гласную политику, смена властных групп без насилия. Вовлекающего разные слои общества.

Это чрезвычайно разные смыслы, и оба некоторыми людьми обозначаются как «демократия» - как и множество иных смыслов. Эти теории демократии существуют и сейчас. И есть люди, с которыми можно осмысленно говорить о демократии – что маскирует тот факт, что это – мертвое слово.

В одном простом смысле: в массовом языке, в языке широких масс. В разговорном языке это слово почти утеряло смысл, употребляется как слово, маркирующее предложение некоторым стилевым оттенком. Например, использование мата и просторечных выражений придаст фразе одну стилистику, использование архаизмов – другую, внедрение цитаты из английского языка – еще другую. Так и слово «демократия» всё чаще обозначает лишь стилевую примету лексического потока, которым говорящий хочет сделать указующий жест в какую-то сторону. Пример: одним из очень обычных значений слова «демократия» сейчас является ироническая составляющая: употребляя это слово, говорящий хочет показать, что он иронизирует и фразу его следует не воспринимать в прямом смысле, это маркер сардонического, иронического или сатирического политического лексикона.

В такой ситуации опросы об отношении к демократии выполняют довольно специфическую функцию. Напомню, что у матерных слов есть смыслы – хотя используются они в различнейших языковых ситуациях и крайне полисемантично. Человек может сказать «уходи отсюда» - и тут же ответить респонденту о значении – прямом – использованного слова, которое имеет мало общего со смыслом «уходи». То есть сама ситуация опроса выводит в определенный стилистический режим. Где задают вопросы определенного характера и ожидаются определенные ответы – в соответствии с некоторой нормативной базой. Термин «демократия» состоит в определенных нормативных базах и его прилично произносить в некоторых контекстах – иначе говоря, он является языковым штампом, который используется в определенных канцелярских оборотах. И владеющий языком респондент легко воспроизводит такие обороты, очень отдаленно соотнося свои симпатии и антипатии с разными канцелярскими штампами. К живым убеждениям и влиятельным мотивам поведения человека такие языковые штампы имеют малое отношение.

Характернейшая особенность ситуации: термин д. присутствует в идеологизированных текстах. Значить он может что угодно – от диктатуры до анархии. От рынка до эффективности. Но слово д. довольно редко встречается в разговорах – в речи оно вытеснено. Причем не каким-то своим аналогом или синонимом – оно вытеснено именно в силу табуированности всего слоя такой лексики. Это все равно что в постели заговорить канцеляритом – употребить в живом разговоре с друзьями такие идеологически окрашенные и мало что значащие термины.

Вопрос: можно ли вернуть "демократию" в живой язык?