Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote in social_world,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov
social_world

Кордонский великолепен

http://www.chaskor.ru/p.php?id=2842
Симон Кордонский

Является ли наша ситуация уникальной?
— Думаю, что да. Потому что ни перед одним другим государством не стоит задача удержания и управления столь обширной территорией.Эта задача решается путем превращения этого физического пространства в административное.

Впервые, насколько мне известно, эту идею сформулировал Александр Сергеевич Кривов: естественной формой жизни в российском пространстве является поместье, поместная форма. Поэтому главным социальным слоем в России были, есть и будут помещики. Не в смысле крепостники. Помещики — это люди, которым государство в обмен за верное служение предоставило право распоряжаться ресурсами на определенной территории. Существовала имперская поместная структура. В. Ефимов высказал гипотезу, что в СССР аналогом имперских поместий были административные районы, в которых первый секретарь райкома партии по полноте распоряжения ресурсами, рабочей силой соответствовал в какой-то мере имперскому помещику.

Сейчас также идет процесс становления поместной формы. Недавно мы проводили исследования в районе одной из республик, который является поместьем главы администрации этого района.

— А куда девается активное население?
— Занято отходничеством. Они имеют дом в какой-то из этих деревень, а сами заняты отходничеством по всей территории страны. Москва, столицы республик и краев — это центры отходничества. Отходничество может быть суточным, недельным — в радиусе до 500 километров — и вахтовым.

— Как эту систему затрагивает кризис?
— Кризис ведь на рынке, а рынка в поместном пространстве нет.

— Какое место здесь занимают города? Всё же Россия — урбанизированная страна.
Города — это не место, где живут. Это место, куда приезжают работать отходники, а из городов городское население, напротив, стремится уехать на дачи. Городов в традиционном смысле слова у нас нет.

— А каковы урбанистские тенденции?
— Очень интересный процесс идет сейчас. С одной стороны, опустынивание территории страны, исчезают поселения, целые районы лишаются населения, которое уезжает. Старики доживают, молодежи нет. С другой стороны, идет вторичная урбанизация — вдоль трасс.

И всё это замешано на идее социальной справедливости.

— Содержательно в чем состоит эта идея?
— У нас есть некоторое ограниченное количество ресурсов, которое нужно распределить среди населения. Но не все обладают равными правами на доступ к ресурсам.

— Что это за новые сословия?
— Государственные служащие — не было раньше такого сословия. Они состоят из трех категорий: федеральные, региональные гражданские служащие и дипломаты, которые, похоже, будут выделены в отдельное сословие. Среди военнослужащих у нас девять категорий. В правоохранительных органах — восемь категорий служащих. На каждую из категорий есть отельный закон. А также судьи, прокуроры, депутаты, казаки. И это только титульные сословия, относительно которых есть законы. А есть нетитульные сословия, которые существуют в силу традиции. Например, люди свободных профессий — журналисты, писатели, проститутки, — то есть те, кто живет на гонорар. Есть бюджетники — лица, занятые выполнением государственных социальных обязательств. Люди, работающие по найму, чья деятельность регулируется тарифной сеткой и Трудовым кодексом. Коммерсанты. Это не то же самое, что предприниматели. На рынке работают предприниматели, которые рискуют. А есть коммерсанты, которые рискуют лишь в своих отношениях с государством.

— Есть ли внесословные группы?
— Есть, их принудительной сословизацией занимается Федеральная миграционная служба, специально для этого созданная.

— Система похожа на феодальную?
— Эти категории нельзя применять. Они относят нас туда, в прошлое. А это — наша реальность.

— И всё же технологии способны изменить эту систему? Например, технологии домостроительства, поселений?
— Да, сейчас всё здесь принципиально меняется. Изменяются технологии строительства, водоснабжения, отопления. Но всё это импортируется. И ничего не меняется по сути. Если есть поместье, значит есть обслуживающий персонал — сейчас, например, мигранты.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments